Дело Абекова: ГДЕ 91 МИЛЛИОН СОМОВ ИЗ МЕГАКОМА?

 

o_91_millionah

Вменяемый А. Абекову якобы ущерб состоит из 2-х сумм: 50 млн сомов ($1,100,000) по эпизоду с оборудованием Хуавей + 41 миллион сомов по эпизоду Новострой Сервис = 91 млн якобы ущерб, по мнению следователей и судьи.

Раскроем правду по эпизоду с оборудованием Хуавей:

В 2010-году А. Силич купил у Хуавей оборудование и лицензии для сети 3G на сумму $3,600,000 — (контракт 00F6431012400C). Оборудование было уже на складе и требовалось оплатить вторую половину суммы.
Абеков выяснил, что российский Penwell вынудил А. Силича купить именно у Хуавей по завышенной стоимости, хотя ZTE предложил более выгодные цены. Далее А. Абеков приостановил платеж, провел жесткие переговоры и вынудил Хуавей снизить стоимость на $1,000,000 (дополнительное соглашение № 1 к контракту 00F6431012400C).
Поскольку предыдущий контракт был уже закрыт в финансовой системе, Хуавей предложил отразить скидку в $1,000,000 при оформлении следующего заказа. Именно этот факт отражен в акте о признании прибыли, предоставленном Мегакомом по запросу судьи.

Итак, фактическая стоимость купленного оборудования после скидки $2,600,000 (смотрите инфографику).

Оборудование состоит из двух частей, собственно оборудование и лицензии. Точнее:

— Оборудование — железо (HW) $ 1 200 000

— Программное обеспечение и Лицензии (SW) $ 1 400 000

По условиям контракта программное обеспечение и лицензии неотчуждаемы и применимы только ЗАО «Альфа Телеком» и только на территории Кыргызской Республики. Таким образом, лицензии и программное обеспечение не могли быть предметом продажи (судья осознанно отказал А. Абекову огласить этот пункт соглашения в суде, чтобы не раскрыть истину).
Сейчас Мегаком использует эти лицензии, следовательно (если лицензиями пользуются и они приносят прибыль), никакого ущерба быть не может.

К тому времени возникли еще 4 обстоятельства:
Возможности коммутатора «Илбирс» были исчерпаны и не было места для монтажа нового оборудования;
Верховный суд КР вынес решение в пользу Penwell о возврате всего оборудования Мегакома прежним владельцам. Была угроза, что от компании останется одна только печать, если срочно не заиметь свое оборудование;
Емкость оборудования Хуавей была на 700 000 абонентов, а у Мегакома было 2,5 миллиона абонентов, то есть недостаточна для запуска 3G во всей сети;
Билайн уже запустил 3G и нужно было предпринять срочные меры.

В этой ситуации А. Абеков решил провести новый тендер, купить полноценное оборудование с перспективой 4G и из расчета на 4 миллионов абонентов. Все это оборудование было смонтировано в новом здании АТС-29, которое перешло в собственность Мегакома.

В том же здании было создано 1200 новых рабочих мест, чтобы все сотрудники работали в одном здании.
Таким образом, А. Абеков за 7 месяцев создал для Мегакома новую инфраструктуру ядра, которая была мощнее Билайна и Нур Телекома вместе взятых.

Позже ZTE предложила заплатить $2,500,000 в виде компенсации за утилизацию оборудования конкурента (не касаясь лицензий). Речь идет именно об утилизации, а не о покупке, как предполагают следствие и суд. ZTE никогда не будет покупать оборудование Хуавей, точно также, как Мерседес не будет покупать и перепродавать автомобили BMW. Могут заплатить компенсацию за отказ, но никак не покупать.

А. Абеков рассудил:
* это «железо» уже не нужно, потому что есть более новое и мощнее;
* Хуавей дал скидку $1,000,000;
* за «железо», которое обошлось в $1,200,000 платят $2,500,000.

Почему бы не продать то, что не нужно, и получить выгоду в $1,300,000? Как поступили бы вы? Разумеется, А. Абеков поступил так, как поступил бы любой технически грамотный менеджер и эта сделка принесла прибыль Мегакому (наглядно в инфографике).

Итак, ЗТЕ заплатила компенсацию за утилизацию железа $2,500,000 (фактически выкупила железо у Мегакома — HW)

минус себестоимость железа (HW) $ 1 200 000

= прибыль от продажи железа (HW) $ 1 300 000

Итого экономическая выгода от действий Абекова:

дисконт $ 1 000 000
прибыль от продажи железа (HW) $ 1 300 000
____________________________________________________
Итого выгода $ 2 300 000

Вопрос: как следователи “раскрыли” ущерб равный $1,100,000?

Примитивно как банановая кожура! Элементарно и тупо: $3,600,000 минус $2,500,000. Договоры, спецификации, прибыли признанные бухгалтерией, показания специалистов Мегакома — это недоступно примитивному уму следователя ГКНБ И. Султаналиева. Или он вместе с Л. Усмановой (зам Генерального прокурора) прекрасно все понимают, поэтому отправляют «засланцев» в кабинет судьи, очерняют в СМИ, выгоняют адвокатов и отказывают в экспертизе.
Они знают, что экспертиза выявит истину и все увидят, что на самом деле нет никакого ущерба в $1,100,000, а имеет место выгода в $2,300,000. Поэтому все эти 4 года они добиваются суда без экспертизы.

Ну а что же руководство Мегакома в лице А. Базаркулова и представитель Д. Кутманалиева? Им то экспертиза не нужна — они сами должны знать финансы управляемой ими компании как свои пять пальцев. Значит все знают и лжесвидетельствуют? А ведь это уголовно наказуемо.

Для любого специалиста очевидно, что А. Абеков поступил грамотно и действовал во благо Мегакома, перекрыв канал закупок по завышенной цене, коррупционную схему Penwell в сговоре с Хуавей. Так поступил бы любой здравомыслящий менеджер.

Но случилось так, что он «перешел дорогу» влиятельным людям и его «заказали», а ГКНБ и Генеральная прокуратура «исполнили» заказ.

Продолжение следует…

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *