Дело Абекова: Эпизод второй: где 41 миллион

o_41_millionah

Вменяемый А. Абекову якобы ущерб состоит из 2-х сумм: 50 млн сомов ($1,100,000) по эпизоду с оборудованием Хуавей + 41 миллион сомов по эпизоду Новострой Сервис = 91 млн якобы ущерб, по мнению следователей и судьи.

Ранее мы вам раскрыли правду по эпизоду с оборудованием Хуавей. Давайте теперь взглянем на вторую сумму. Это якобы нанесение ущерба в размере 41 млн. сомов при заключении договора с ОсОО «Новострой Сервис» на ремонтно-строительные работы на АТС-29.

Версия обвинения: договор был заключен со знакомым подсудимого без проведения тендера, была предоплата 66 млн., имеются акты выполненных работ на сумму 25 млн., разница 66-25=41 млн. и есть ущерб.

Почему это неправда и что было на самом деле, объяснение Алмаза Абекова:

Были серьезные риски потери бизнеса так как Верховный суд КР вынес решение вернуть все оборудование обратно в БиМоКом. Помимо этого, сотрудники Мегакома работали в 5-ти разных арендованных офисах, были сложности с проведением оперативных совещаний, для обмена корреспонденцией был отдел, который тем и занимался, что носил бумаги между подразделениями. Это создавало сложности в управлении.

За окном 2011-й год. После событий 2010-года кризис, цены на аренду офисов упали. При среднерыночной стоимости аренды в 12 долларов за квадратный метр, Мегаком платил по 25. Мы вели переговоры с арендодателями о снижении стоимости аренды. Вместо конструктивного бизнес-диалога нам начали поступать звонки «свыше», чтобы мы продолжали платить по 25 долларов. Этих «свыше» не поймешь, они требуют, чтобы мы показали истинный бизнес потенциал Мегакома и давали больше денег в бюджет и одновременно не лишали «друзей» кормушки. Это взаимно исключающие требования, деньги не могут быть и тут и там одновременно, они или идут «налево» или поступают в бюджет. Мы выбрали второй путь.

Мне была поставлена задача обеспечить защиту бизнеса. Мы искали подходящее новое здание. Были варианты, которые я отклонил: табачная фабрика, здание бывшей фабрики ВЛКСМ и другие. Я не хотел, чтобы сотрудники дышали табачной пылью (они молодые, им еще детей рожать) и у всех этих зданий было сомнительное прошлое с владельцами. Я выбрал объект АТС-29, принадлежавший Кыргызтелекому. Объект специально проектировался для монтажа оборудования связи (позволяет нагрузку 1000 кг на кв. метр, обычные здания 300 кг. на кв. метр, потолок 4,5 метра для фальш-полов и фальш-потолков), площади достаточно, чтобы разместить 1200 сотрудников. Кыргызтелекому этот объект уже не нужен, потому как в связи с переходом на цифровые АТС огромные декадно-шаговые АТС (впомните дисковый набор номера) были демонтированы и то, что раньше занимало 2000 квадратных метров и обслуживалось сотней сотрудников, теперь умещалось в 60 квадратных метров и обслуживалось 1 дежурным инженером. Кыргызтелеком государственный, Мегаком тоже, деньги за здание как бы из одного кармана в другой, вопросов не должно быть (мы так думали). Мы обсудили с руководством Кыргызтелекома и решили привлечь двух независимых оценщиков от каждой стороны и прийти к согласованной цене. Цена 5,8 миллионов сомов оказалась компромиссной. Позже депутаты Парламента, которые теряли аренду с Мегакомом устроили в ЖК шум: так, одна половина кричала: «Коррупция! Кыргызтелеком дешево продает здание!», вторая половина: «Караул! Мегаком дорого покупает и выводит деньги!». Со стороны мне было смешно, вы бы определились, дорого или дешево, но депутатам лишь бы пошуметь. Ну да ладно, бог с ними, депутатами. Закончилось тем, что мы не стали покупать, а заключили договор аренды, 10 долларов не 25. Кстати, после нашего ареста Азат Базаркулов выкупил здание и никто из депутатов не возникал по этому поводу (значит, мы все сделали правильно, просто изменилась конъюнктура, политический расклад).

Это был апрель 2011-года. Мне поставили задачу заселиться с 1 сентября. Более 8000 квадратных метров развалин. Нужны деньги на реконструкцию. Шеф сказал нет, деньги в бюджет. Что мне делать? Логично говорить с поставщиками оборудования на предмет гранта на реконструкцию. Так и было. Поставщики согласились предоставить грант для реконструкции 4 и 5 этажей, там, где будет монтироваться поставляемое ими оборудование, включая энергоснабжение и грузовой лифт. Но они сказали, чтобы я выбрал местного подрядчика, потому что:

  1. Если вести их специалистов, это будет намного дороже;
  2. Их процедуры по управлению проектами не позволяют приступить к работе, пока не будет согласован проект реконструкции;
  3. Очень сжатые сроки, в которые они не смогут уложиться (напомню, месяц апрель, стройку нужно завершить в июле, чтобы запустить коммутатор в сентябре).

Нужно понимать, что ОсОО или АО сами по себе не строят коммутаторы. Их строят люди, специалисты, а ОсОО лишь юридическая оболочка. Согласны? Кого выбрать подрядчиком? Человека, который знает и умеет. Кто умеет? Тот, кто строил. Кто строил? В Кыргызстане всего 6 серьезных коммутаторов. 2 из них наследство от СССР, из оставшихся 4-х, 3 строил Аман уулу Кенжебек. Нас, связистов, не так много, мы все друг друга давно знаем и поэтому незачем проводить тендеры, достаточно нескольких телефонных звонков и пару-тройку встреч провести. Так и было. Кенжебек посмотрел объект, встретился с заказчиками. Согласился. Сошлись в стоимости ремонтно-монтажных работ, включая 120 рабочих мест с СКС, мебелью, компьютерами на общую сумму 2,5 миллиона долларов США. Все зафиксировано договором и письмами. Эти договор и письма в деле. Итог: предоставление гранта стало частью условий договора на поставку оборудования. Кенжебек выступил как ОсОО «Новострой Сервис». Лицензии есть. Не вижу проблем. Спрос с Кенжебека, ответственность на мне. Работаем!

Присудили контракт, пошла работа. В ходе последующих переговоров мы выбили еще грант на поставку NGCC (колцентр) «под ключ» и IPPBX (внутренняя телефонная и видео связь) на общую сумму 1 280 000 долларов США. Под колцентр выделили второй этаж. На эти деньги Мегаком получил бесплатно все, что нужно для колцентра: современный ремонт; кабельную сеть и фурнитуру для операторов, специально разработанные компьютеры и мебель; учебные классы, зону отдыха и обустроенную кухню.

Итак, реконструкцию 2, 4 и 5-го этажей делает ОсОО «Новострой Сервис» за грантовые деньги. Кенжебек нагнал около 200 рабочих в две смены. Что делать с остальными этажами? Видимо, реконструкцию за собственные средства Мегаком. Как проводить тендер? Кому дать подряд? Чтобы провести тендер, нужно предоставить проект, чтобы претенденты могли посчитать цены. Но проекта целиком нет. Проектировщик дает проект листами, который сразу идет в работу. Все идет параллельно, все технические решения, координация замыкается непосредственно на мне, от сейсмостойкости, технологической шахты до мебели и цвета кафеля. Очевидно, любой здравомыслящий инженер подтвердит: в этой ситуации тендер бессмысленный. К тому же, если в этом здании уже работают 200 рабочих «Новострой Сервис», куда я буду нагонять еще одного подрядчика? А как быть с безопасностью, охраной инструментов и материалов, разделением зоны ответственности? Я решил отдать «Новострой Сервис» весь подряд. Как определить цены, когда еще нет всего проекта со сметами? Самый разумный и законный выход – исчисление смет по СНиП (Строительные Нормы и Правила), единственные закрепленные законом нормы и методы расчета строительных работ. Повторюсь: единственные законные.

Оставались 3 этажа технического корпуса, 4 этажа (3+подвал) административного корпуса и кровля обеих зданий. Вычислили примерную сметную стоимость в 100 миллионов сомов. Договорились 50% предоплата, 50 по актам. Взаиморасчеты по заказам и сметам. Поехали.

К 1 сентября завершили монтаж коммутатора и рабочие места инженеров. К середине сентября переехал колцентр, затем руководители, юристы, финансисты… Чтобы понять масштаб работ, нужно посмотреть здание изнутри. За 6 месяцев такой объем, это нехилый труд, компетенция и ответственность.

На момент ареста «Новострой Сервис» и Мегаком согласовали сметы на 25 миллионов сомов. Остальное было в работе, реконструкция ведь не завершена: где-то осталось кафель выложить, где-то идет монтаж фальш-полов, где-то стяжка под линолеум, где-то кладка…

Что делают следователи ГКНБ? Арестовывают. Кричат про ущерб. Я им: вы посчитайте объем фактически выполненных, но еще не актированных работ. Увидите, что Мегаком еще должен окажется.

Следователь И. Султаналиев выделяет этот эпизод в отдельное производство, направляет на экспертизу, чтобы выяснить «есть ли ущерб?». А мне уже предъявляет обвинение о якобы нанесенном ущербе. Вы были внимательны? Следователь выделил эпизод в отдельное производство, назначил экспертизу и еще не завершив следствие, не обосновав ущерб, предъявил мне обвинение и ущерб в 41 миллион сомов.

Что было дальше? Судья К. Архарова назначила экспертизу. ГЦСЭ вернул дело без исполнения с формулировкой: «из представленных документов подтвердить ущерб не представляется возможным, других документов, запрошенных экспертом, обвинение не представило». К. Архарова направила дело на доследование. Прокуратура (в лице могучей Л. Усмановой) «прогнула» городской и верховный суды. Выносите приговор без экспертизы, ну и что, что «подтвердить ущерб не представляется возможным!».

К делу приступил судья А. Молдобаев. Говорит прокурору: это 100% доследование, эпизод бесперспективный, откажитесь от одного этого эпизода, есть шансы сдвинуть процесс по остальным эпизодам. Прокурор в суде человек маленький. Взял паузу и пошел к величавой Усмановой. Та ему чуть голову не снесла. Судить! Приговор мне на стол! Молдобаев устранился от дела, как и следующий судья.

Между тем, Аман уулу Кенжебек выходит из СИЗО ГКНБ КР, где отсидел год и 7 месяцев, поднимает свои старые записи и восстанавливает сметы. Всего 17 смет на сумму свыше 55 миллионов (55 098 944) сомов. Смотрите, как меняется картина:

Было: 66 (предоплата) – 25 (подписанные сметы) = 41 (ущерб)

Стало: 66 (предоплата) – 25 (подписанные сметы) – 55 (новые сметы)  = -14 (долг Мегакома перед подрядчиком)

Итак, с учетом новых смет выходит, что Мегаком должен ОсОО «Новострой Сервис» 13 628 628 сомов (точная цифра). Эти сметы передаются Мегакому и стороны подписывают 6 из них на сумму 3 миллиона сомов (точная цифра 3 352 087). И вправду, почему бы не подписать сметы, если работы фактически выполнены и расчеты соответствуют СНиП? Все сметы с расчетами приобщили к материалам дела, получился отдельный том. Вы были внимательны? Подписав эти сметы, Мегаком официально, документально признал, что работы фактически выполнены и вменяемый ущерб отвергается самим потерпевшим.

Судья Э. Каипов удовлетворил ходатайство о приобщении подписанных Мегакомом смет как документальное доказательство как минимум спорности вменяемого ущерба. На допросе потерпевший (представитель Мегакома) отвечает: Сметы признаете? Да. Работы выполнены? Да. Мебель была поставлена? Да, но она нам не нужна (год пользовались, потом «не нужна» и не будем платить). Работы выполнены, сметы признаем, но все равно считаем, что нам нанесен ущерб (при этом внутренний голос Жыпары Кутманалиевой (представитель Мегакома в суде)  шепчет: «антип айтпасам Базаркулов өлтүрөт, Усманова кепилге оройт, Султаналиев көмүп салат, айла жок…»).

Ну и как вы думаете: работы выполнены, офисом пользуются уже 4 года, сметы подписываются, экспертиза ущерб не подтвердила, мебелью пользовались и через год сами выкинули… есть состав преступления? Есть ущерб? Понятно, почему прокурор Л. Усманова лучше съест свои чулки, чем позволит провести экспертизу.

Ну а что судья Э. Каипов? Так старался угодить шефу что перепрыгнул саму Л. Усманову. Отвел 15 минут на изучение этого эпизода, проигнорировал показания свидетелей, подписанные акты (не говоря о сметах), а так же факт что эпизод выделен в отдельное производство и не расследован. Незаконность и несправедливость решения Э. Каипова очевидны.

Не возьми я тогда на себя ответственность, не проведи успешно переговоры, в результате которых Мегаком получил гранты на сумму более 4-х миллионов долларов США, не стоял бы «над душой» не то, что прораба, а каждого каменщика, не заставляй я выкупать каждый брошенный окурок, не организуй я профессиональную и работоспособную команду, не было бы у Мегакома этого нового офиса с самым передовым в Кыргызстане коммутатором.

Переехав в новый офис мы не только создали лучшие условия для сотрудников, но еще и лишили «кормушки» некоторых людей. Не перекрывай неоправданные расходы, не веди сложные переговоры, не работай день и ночь без выходных, как бы мы за один год переехали в новый офис, заменили ядро сети и в пять раз увеличили выплаты в бюджет? Повторюсь, я не совершал ничего, что было бы во вред Мегакому или государству.

Скажу больше: за эти 4 года стоимость Мегакома упала в 2,5 раза (в 2011-м $500 млн., в 2016-м $206 млн.), ФУГИ не считает, что государству наносится ущерб, парламент «глотает» это безобразие. Если бы позволили и не мешали, за 2 года я смог бы удвоить стоимость Мегакома, знаю как и могу это сделать.

Вот и я говорю, заказное это дело…

 

mega18 mega17 mega16 mega15 mega14 mega13 mega12 mega11 mega10 mega9 mega8 mega7 mega6 mega5 mega4 mega3 mega2 mega1

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.



  • Эрбол:

    Я хочу добавить от лица простого инженера технической дирекции:
    2005г., декабрь. Кыргызстанцы остались без услуги связи компании Билайн. Благодаря Алмазу Абекову компания Билайн была возрождена во второй раз за короткие сроки. Тогда я впервые был свидетелем его профессионализма. Он возглавлял техническую дирекцию. Помню как строился новый коммутатор, перед открытием дружно организованный субботник (мощный teambuilding) и конечно его запуск. Именно он добивался чтоб инженеры были высококвалифицированными и отправлял на различные курсы повышения квалификации всех сотрудников. Под его руководством сотрудники технической дирекции получали достойные зарплаты и премии по заслугам (до этого мне казалось все жили хорошо кроме технарей :)). Но и требовал, наказывал — строго, но справедливо! А дальше — больше. Новые проекты, Алиппе ТВ, DVB-MRC…
    Алмаз байке, мы помним и ценим ваши заслуги, вашу помощь. Очень жаль, что не можем помочь когда вы нуждаетесь в помощи…