Заявление об отводе судьи

Я, ваша честь, не могу высказать вам доверие по ряду причин:

  1. Суду не доверяет сам глава государства. Президент не раз высказывался публично о провале судебной реформы. Поскольку вы, ваша честь, назначены именно в результате этой провальной судебной реформы, то, очевидно, заявление Президента касается и вас. Я не могу не согласиться с мнением Президента в этом вопросе;
  2. Суду не доверяет общественность. Можно опросить тысячи граждан и, уверен, никто не «отдаст голову на отсечение», утверждая, что вы, ваша честь, абсолютно независимы от власти, исключительно компетентны и беспристрастны. Соглашусь с общественным мнением, тем более, что вы, ваша честь, уже продемонстрировали свою некомпетентность и предвзятое отношение к делу. Так:
  3. Приступая к делу, вы, ваша честь, не изучали материалы дела, как это предписано вам процессуальным кодексом. Ибо если бы вы, ваша честь, это сделали, то не смогли бы прийти к мнению, что отсутствуют иные основания, препятствующие рассмотрению дела в суде (статья 247 УПК КР), потому как в деле имеется 380-ти-страничный документ на английском языке и три неисполненных судебных акта относительно его перевода. Изучи вы материалы дела, то вы, ваша честь, непременно решили бы, что это обстоятельство противоречит статье 23 УПК КР (язык судопроизводства) и поскольку в соответствии со статьей 253 УПК КР все доказательства (обращаю внимание – все доказательства) подлежат непосредственному исследованию, то сам факт невозможности исследовать документ на английском языке является основанием, препятствующим рассмотрению дела в суде. Вы, ваша честь, осознали бы, что никто, особо акцентирую на этом внимание, никто из участников процесса не ознакомлен с материалами дела в полном объёме, и в этой ситуации сначала нужно устранить пробелы, препятствующие рассмотрению этого уголовного дела. Вы, ваша честь, продемонстрировали свою некомпетентность (если не сказать халатность), предвзятое отношение к делу, что не делает вам чести и не способствует доверию. А поскольку статья 30 УПК КР определяет, что уголовное дело должно быть рассмотрено независимым, компетентным и беспристрастным судом, а вы, ваша честь, своими действиями подтверждаете обратное, то это и есть основание для отвода судьи. Более того, Бангалорские принципы поведения судей предписывают вам самому отстраниться от рассмотрения дела, если не представляется возможным вынесение объективного решения по делу (принимая во внимание оказываемое на вас давление генеральной прокуратуры и действующей власти);
  4. Вы, ваша честь, не предоставили мне возможность ознакомиться с материалами дела, высказав, что разрешите этот вопрос в ходе открытого судебного заседания. Но право на ознакомление с материалами дела – это мое личное, исключительное право, как и право на защиту (в том числе судебную), которое не подлежит обсуждению и суд обязан предоставить, обращаю особое внимание на этот глагол ПРЕДОСТАВИТЬ, сторонам возможность ознакомиться со всеми материалами дела, как это предписано статьей 250 УПК КР. Суд обязан создать равные условия для реализации прав всеми участниками процесса. За 4 года дело рассматривалось разными судьями на разных инстанциях и никогда, ни один судья не подвергал сомнению право на ознакомление. Материалы дела всегда предоставлялись по первому требованию как в районном, так и в городском и верховном судах. В деле имеются десятки документальных свидетельств ознакомления с материалами дела участниками процесса. Вы первый, кто не знакомился сам и не дает такой возможности другим. То, что вы, ваша честь, подвергли сомнению мое право на ознакомление с материалами дела свидетельствует о вашем предвзятом отношении и демонстрирует ваше намерение ограничивать мои права и в дальнейшем. Более того, вы, ваша честь, предоставили возможность для ознакомления с материалами дела одному из адвокатов, а мое такое же право подвергли сомнению.  Вам делегировано вершить правосудие именем Кыргызской Республики. Смысл самого слова ПРАВОСУДИЕ означает разрешение споров на основе права, в защиту прав субъектов. Вступая в должность и надевая мантию, вы приносили присягу защищать право, но своими поступками вы, ваша честь, подвергаете сомнению права и свободы человека, вы позволяете себе избирательное право. Вы, ваша честь, своими поступками рушите веру людей в правосудие, в то время, как ваша прямая и непосредственная обязанность именно защищать права. Сможете ли вразумительно объяснить причины избирательного подхода в правоприменении? Едва ли, ибо, полагаю вы это должны знать: перед законом все равны. Таким образом, я представил вам еще одно свидетельство вашего противозаконного, дискриминирующего отношения именно к моей персоне. Я не могу доверить такому суду вершить правосудие;
  5. Если бы вы, ваша честь, разрешая вопрос об избрании меры пресечения в соответствии со статьей 245 УПК КР изучили материалы дела, то непременно увидели бы, что:
    • Я нахожусь под стражей в СИЗО ГКНБ КР с января 2012-года, уже пятый год, что равно 9-ти годам лишения свободы;
    • За это время вышли все разумные и даже безумные сроки предварительного содержания под стражей. Вдумайтесь, 9 лет лишения свободы без приговора суда, отсутствии ущерба и какой-либо возможности начать разбирательство по-существу, учитывая пробелы следствия и давление власти;
    • Суд уже неоднократно выражал мнение об отсутствии или недоказанности ущерба, а вышестоящие суды выражали мнение об оправдательном вердикте;
    • По обвинениям в менее тяжких преступлениях истек срок давности;
    • Избрание мне меры пресечения в виде заключения под стражей противоречит сразу нескольким статьям УПК КР:
    • Статья 110 УПК КР: заключение под стражу в качестве меры пресечения не применяется в отношении обвиняемого в совершении преступления в сфере экономики вне зависимости от вида и срока предусмотренного наказания..;
    • Статья 111 УПК КР предусматривает запрет предварительного содержания под арестом более одного года;
    • Статья 112 (2) предусматривает, что мера пресечения может быть изменена на более строгую только в случаях предъявления нового обвинения или если обвиняемый нарушил обязательства. В мае прошлого года суд изменил мне меру пресечения под домашний арест и не было никаких вышеперечисленных оснований для повторного заключения под стражу. Будь вы объективным и беспристрастным, то вы, ваша честь, обратили бы внимание, что постановление об изменении мне меры пресечения не обжаловано прокурором, то есть государственный обвинитель не возражает, чтобы я был освобожден из-под стражи. А кто тогда возражает? Вы? Можете ли вы тогда быть судьей? Это доказательство вашего избирательного подхода в отношении меня, предвзятого отношения к делу и зависимости от так называемого «телефонного права».
  6. Но даже без этого, еще не приступая к рассмотрению дела по существу обвинения, вы грубо нарушили нормы УПК КР относительно сроков содержания под стражей. Речь о статье 252 УПК КР. Срок судебного разбирательства (определяет двухмесячный срок рассмотрения настоящего дела) и статье 267 УПК КР. Решение вопроса о мере пресечения. Сроки содержания под стражей, домашнего ареста и порядок их продления.

Законодатель дает право суду избрать меру пресечения в период с момента принятия дела к производству до обращения приговора (постановления) к исполнению на ограниченный срок (в моем случае 2 месяца) и обязывает выносить мотивированное постановление о продлении срока содержания под стражей (домашним арестом) в случае, если завершить судебное разбирательство в установленный срок не представляется возможным. Обратного, когда судья избирает меру пресечения на неопределенный срок, указывая «до обращения приговора к исполнению (неизвестно когда)» не может быть, ибо в этом случае статья 267 УПК КР теряет смысл. Зачем бы тогда Законодатель предусматривал продление бесконечности (или неизвестности), которая в моем случае тянется пятый год.

Вы, ваша честь, вынося постановление о принятии дела в свое производство 15 января в первый раз и 9 марта во второй раз избрали мне меру пресечения в виде заключения под стражу с содержанием в СИЗО ГКНБ КР с формулировкой «до обращения приговора (постановления) к исполнению, сразу на неопределенный срок, если не сказать «до бесконечности» с тем, чтобы избавить себя от необходимости каждый раз мотивировать причины продления срока содержания под стражей. Принимая это во внимание, может ли сторонний наблюдатель сказать, что вы независимы и компетентны? Можете ли вы сами рассуждать о доверии к вам при таких обстоятельствах? Едва ли…

  1. И в заключение, выслушав ваше, ваша честь, выступление на прошлом заседании, я пришел к мнению, что вы, ваша честь, не имеете достаточной компетенции, чтобы объективно и беспристрастно разрешить это сложное дело и у вас, ваша честь, не хватит мужества вынести единственно справедливый вердикт – оправдать меня за отсутствием состава преступления.

Таким образом, ваша честь, еще не приступив к рассмотрению дела, вы нарушили целый ряд правовых норм, чем продемонстрировали свою не способность рассматривать это дело и дали основания для заявления вам отвода по основаниям, предусмотренным статьями 70 и 72 УПК КР.

Обдумывая свое решение в совещательной комнате, я прошу вас, ваша честь, в первую очередь быть честным перед самим собой. Мои доводы о недоверии звучат для вас обидно, но они справедливы и вы, ваша честь, не можете с ними не согласиться, если посмотрите действительно беспристрастно. Я призываю вас, ваша честь, придерживаться норм права и принципов поведения судьи.

Разумеется, я буду уважать ваше решение, но должен вас проинформировать, ваша честь, что я намерен подать жалобу в Совет судей относительно воспрепятствования ознакомлению с материалами дела. Это мое право, вы знаете. И, полагаю, что вне зависимости от решения дисциплинарной комиссии, вам уже сложно будет сохранять беспристрастность, а мне доверие к вам. Пусть даже надев мантию, вы остаетесь всего лишь человеком, с присущими ему тщеславием и другими пороками.

Основываясь на вышеизложенном, на основании статей 41, 42, 70, 72,  УПК КР я заявляю отвод председательствующему судье.

Упреждая ошибку, которую вы, ваша честь, можете совершить, отказав в праве обжаловать ваше решение в течение 10 дней, ссылаясь на статью 339 (2) УПК КР, прошу обратить внимание, что:

  1. Статья 339 (2) УПК КР: …об отводах, … вынесенные в ходе судебного разбирательства, обжалуются в апелляционном порядке одновременно с обжалованием окончательного решения по делу…
  2. Статья 286 УПК КР: судебное разбирательство начинается с оглашения обвинителем постановления о привлечении в качестве обвиняемого…

Я заявляю отвод судьи по основаниям, предусмотренным статьей 70 (3) УПК КР (иные обстоятельства, вызывающие сомнение в беспристрастности судьи), правом, предоставленным статьей 72 (2) УПК КР (отвод должен быть заявлен до начала судебного разбирательства) и намерен обжаловать ваше решение (в случае отказа в отводе судьи) в соответствии со статьей 73 (4) УПК КР (на вынесенное постановление может быть подана частная жалоба, которая рассматривается в течение пяти дней).

Простой лингвистический анализ вышеуказанных статей УПК КР показывает, что законодатель разделяет порядок обжалования решений суда первой инстанции, вынесенных до начала судебного разбирательства и в ходе судебного разбирательства, определяя границу между этими событиями во времени в виде оглашения обвинителем постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Исходя из этого очевидно, что постановления суда по ходатайствам, заявленным в подготовительной части судебного заседания, до оглашения обвинения (начала судебного разбирательства) могут быть обжалованы в апелляционном порядке в вышестоящих судах. А вместе с окончательным решением по делу обжалуются постановления суда о порядке исследования доказательств, об отводах, удовлетворении или отклонении ходатайств участников процесса… вынесенные в ходе судебного разбирательства, после оглашения обвинения.

Таким образом, поскольку я заявляю отвод до начала судебного разбирательства, то мое право на обжалование не подпадает под изъятия, предусмотренные статьей 339 (2) УПК КР и отказ в праве на обжалование будет расцениваться как заведомо неправомерное действие, направленное на воспрепятствование доступу к правосудию.

Упреждая возможные варианты развития событий, и в целях принуждения суда не выходить за рамки правового поля, я заблаговременно обратился в Комитет по конституционному устройству, законодательству и регламенту Жогорку Кенеша КР с просьбой разъяснить положения части 2 статьи 339 УПК КР, и получил ответ за подписью председателя Комитета Г. Скрипкиной. Должен уведомить вас, ваша честь, что мнение Комитета полностью совпадает с моим: начиная слушания, судья разъясняет права участников процесса, в том числе право на отвод, и если отвод заявлен сразу, до оглашения обвинения, то право на обжалование не подпадает под изъятия, предусмотренные пунктом 2 статьи 339 УПК КР.

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



  • Камиль Рузиев:

    Отлично!!!